mininuke (mininuke) wrote,
mininuke
mininuke

Categories:

Мое заявление по поводу материала в журнале "Новое время"

В мае месяце мне было предложено написать материал с ответом на ряд вопросов в журнал "Новое Время". Я написал материал, хотя и времени было не в проворот. Материал правился и был как потом выянилось склеен с другим соавтором (меня об этом заранее не уведомляли).

Но присланый материал, со вторым автором я правил по техстороне и в том что я считал важным нужным.

Я отправил правку (я там был за технаря, и потому подправил присланный мне текст).

О том принят ли материал или нет я даже не узнал. Увидел на их сайте только сегодня, просто решил посмотреть.

http://newtimes.ru/articles/detail.php?ID=1997

Ниже ТО ЧТО Я отправил главному редактору, после той своей правки.

"Владимир Хрусталев

эксперт в области ядерных технологий Центра международных исследований Морского госуниверситета имени адмирала Невельского

Владивосток

Александр Щербина

Понятно, что режим нераспространения трещит по швам. Понятно, что всякое новое ядерное испытание, особенно когда его проводит такая страна, как Северная Корея – серьезнейший вызов мировому сообществу. Но на сей раз, после произведенного Пхеньяном 25 мая второго ядерного взрыва, речь идет уже не просто о вызовах – на горизонте замаячила война на Корейском полоуострове, в которой такое оружие может быть использовано.

Ким Чен Ир начинает и - ?

Взрыву ядерного заряда предшествовало очередное испытание баллистической ракеты (5 апреля). Более того, 27 мая Северная Корея объявила, что в ответ на присоединение Южной Кореи к американской Инициативе по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ИБОР), она не считает себя более связанной условиями действовавшего с 1953 года соглашения прекратившего Корейскую войну. Проблема в том, что здесь входят в конфликт международное морское право типа морской конвенции и международная инициатива группы стран, интерпретирующая тексты ряда резолюций СБ ООН как дающие право на перехват морских судов в нейтральных водах. Обе стороны считают себя абсолютно правыми и опираются на международное право, только если что разбираться они будут явно не в суде. Хотя, скорее всего, это обычная шумная северокорейская демагогия, только в этот раз я ядерным аккомпанементом.

Ядерный чучхе

Можно делать вид, что ядерное испытание, это еще не атомная бомба, но все говорит о том, что со времени первого взрыва в 2006 году Северная Корея продвинулась довольно далеко.

Уже ясно, что подземные толчки при этих испытаниях были заметно сильнее, чем в 2006 году. Тогда мощность взрыва по большинству оценок не превысила 1 килотонны (кт). Сейчас нижний порог оценивается в 2 килотонны (ряд американских экспертов), и сам заряд в несколько килотонн, но, например, украинская служба сейсмического контроля дает цифру аж 30 кт, а Министерство обороны РФ - 10-20 кт. Это уже сопоставимо с мощностью зарядов, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. Такой разброс данных объясняется просто – данные сейсмодатчиков в отдельных случаях позволяют делать только очень приблизительные оценки мощности взрыва и иногда это даже ничего не говорит о его характере. В принципе ту же магнитуду колебаний земной коры (например магнитуду 4.5) мог бы дать и взрыв значительного количества обычной взрывчатки в несколько тысяч тонн. Да и здесь многое зависит от глубины, на которой произведено испытание, конструкции шахты, геологических характеристик района. Хотя большинство оценок подтверждают ядерный вариант.

Более точные оценки, будут сделаны в ближайшие дни на основе анализа изотопного состава проб воздуха (сквозь земную толщу радиоактивные газы просачиваются порой только через несколько суток после взрыва, да и обычно в крайне малых количествах). К примеру, в 2006 году американский самолет зарегистрировал, что по направлению ветра из района горы Мантап, где находится северокорейский ядерный полигон, появился изотоп ксенон-133 (что доказывало ядерный характер испытаний), лишь 11 октября, то есть спустя двое суток после взрыва.

Однако, все говорит за то что Пхеньян не блефует. Даже если и не была достигнута запланированная мощность (то есть прореагировал не весь заряд плутония), той, что была получена вполне достаточно, взорвавшись в крупном городе гарантировать мгновенную смерть 10-15 тысячам жителей.

Последние испытания, похоже, заставили одуматься даже российское руководство, которое прежде после очередной выходки Пхеньяна исправно «выражало озабоченность», призывало «не поддаваться эмоциям» и столь же исправно выступало против санкций. На сей раз Россия санкции ООН обещала поддержать, а они, судя по всему будут строгими, но относительно. С другой стороны ситуация тупиковая потому, что КНДР вне Договора о не распространении (как Израиль, Индия и Пакистан), поэтому остается только нарушение резолюции СБ ООН. Но их, по сути, безнаказанно игнорировали такие страны как Индия или Израиль.

Братья навек

Все началось с того, что советские геологи в конце сороковых обнаружили в Северной Корее месторождение урана с 4 млн. т. руды, пригодной для промышленной разработки. С 1956 года СССР стал в массовом порядке готовить в своих вузах - МИФИ, МВТУ им.Баумана, МЭИ – северокорейских ядерных специалистов. В начале 1990-х годов сотрудничество заморозилось, но к этому времени успели выучить около 300 человек. НИИ ядерной физики, НИИ радиохимии, центр ядерных исследований в Енбене (80 км севернее Пхеньяна) – все это в значительной степени было создано также нашими специалистами. В 1965 году СССР построил в Енбене исследовательский реактор ИРТ-2000, который нельзя было использовать в военных целях, но зато на нем можно было набираться научного опыта.

Однако уже к концу 1970-х отношения между СССР и КНДР значительно остыли и например СССР тогда отказался поставлять топливо для самостоятельно построенного корейцами реактора.

Да, у северокорейской ракетной техники явно советское происхождение, но попала она в страну не на прямую, а через вторые руки: в начале 1980-х 2 ракетных комплекса 9К72 были куплены в Египте, бывшем советском союзнике.

Подарок «друга»

Сегодня КНДР де-факто ядерная держава, располагающая соответствующей инфраструктурой. Страна еще в середине 1980-х освоила технологию производства ядерного топлива, ввела в строй собственный ядерный реактор способный нарабатывать плутоний оружейного качества. А также к началу 1990-х построила и провела техническое испытание оборудования по переработки облученного ядерного топлива. Причем сделала это, используя информацию и техническую документацию, к которой имеют доступ члены МАГАТЭ, которым КНДР стала в 1974. По последним американским оценкам в ядерной программе Пхеньяна занято около 200 специалистов с докторскими степенями. Этого, если верить докладу Службы внешней разведки РФ от 1993, где говорится, что «для решения задачи стране необходимо иметь около 120 высококвалифицированных специалистов-атомщиков различных специальностей», более чем достаточно.

В литературе по истории советской атомной эпопеи иногда встречается, следующая история, что когда в СССР был наработан плутоний в количествах, достаточных для создания атомной бомбы, Сталин принял Игоря Васильевича Курчатова и тот продемонстрировал вождю покрытий никелем плутониевый шар. Сталин тогда спросил, почему он должен верить что ему просто не пускают пыль в глаза, что это плутоний. «А вы возьмите его в руку, он теплый», - ответил Курчатов. Тогда Сталин поинтересовался, сколько еще есть плутония для таких изделий. Получив ответ что всего на один, Сталин заметил что надо хотя бы на два иметь перед испытанием, если не на три. Сегодня тот же вопрос задают аналитики, занимающиеся корейской ядерной программой. По их оценкам, а они довольно реалистичны, поскольку в разные периоды и на разных условиях эксперты МАГАТЭ получали доступ на ядерные объекты КНДР, и параметры многих из них известны, у Пхеньяна имеется от 20 до 50 кг оружейного плутония. Много это или мало? Для сравнения, в двадцатикилотонном «Толстяке» сброшенный в 1945 г. на Нагасаки, было около 6 кг плутония. Иными словами от трех до девяти мощных зарядов у Ким Чен Ира могут быть. Причем, по мнению многих экспертов очень похоже, что 26 мая КНДР испытала не просто заряд, а полноценное ядерное устройство, которое монтируется в головную часть баллистической ракеты.

Транспорт для бомбы

И такие ракеты у КНДР имеются.

На основе того же СКАДА была создана и ракета Нодонг-1, которая имеет дальность более 1000 км. Характерная для начала 1990х нехватка квалифицированных инженеров-ракетчиков заставляла Пхеньян вербовать их в России. В декабре 1992 года министерство безопасности РФ пресекло выезд в КНДР 30 ученых ракетчиков, однако расцветшая дружба с Ираном и Пакистаном с лихвой это компенсировала.

Что касается испытаний баллистических ракет большой дальности, способных достичь США – все они заканчивались провалом. Запущенная 5 апреля ракета «Ынха-2», не смогла вывести спутник на орбиту, хотя многие эксперты сомневаются, что преследовалась именно эта цель. По крайней мере, КНДР почему-то не опубликовала снимков ИСЗ в своих официальных пропагандистских изданиях. А это уже подозрительно.

Как бы то ни было, те ракеты, что стоят на вооружении КНДР, а их число может достигать нескольких сотен, вполне могут доставить ядерный заряд к целям в Японии и Южной Корее.

Согласно американскому докладу четырехлетней давности, КНДР способна в самые первые часы войны осуществить запуски баллистических ракет с темпом от 54 до 72 ракет в час. Но снабдить их все ядерными зарядами Пхеньян пока не готов, да оно видимо ему уже и не нужно. Главное чтобы опасность воспринималась как реальная. Вряд ли у кого-то возникнет желание проверять это на практике, от этого и играет….

При подготовке статьи использованы материалы журнала «Ядерный контроль» , сенатской комиссии Конгресса США, та к же газеты The New York Times"

О реакторе производящем 20 кг плутония в год я НЕ ПИСАЛ!

Был выкинут момент про ИБОР!

Про плутоний Сталину Я НЕ ГОВОРИЛ! Сделал оговорку что мол говорят такую байку некоторые!

И не смотря на мои правки был сохранен крайне пропагандистский момент о КНДР. (хотя ладно, иеня оформляли как "технаря" могли и посчитать не стоящими мои замечания о политическом аспекте.)

Сегодня я отправил Евгении Альбац письмо следующего содержания.

"По поводу 20 кг. Нельзя ли убрать ляпсус с варианта статьи на сайте? В идеале в следующий номер сделать приписочку, мол опечатка? Просто очень дорожу точностью.
Владимир."

Но получил ТАКОЙ ОТВЕТ.

"А мне казалось, что Вам следовало нас поблагодарить, что мы за Вас прочитали то, что об этом написано, поговорили со специалистами и слелали текст."

Посему прошу считать, что указанная в журнале позиция НЕ ЯВЛЯЕТСЯ МОЕЙ!

Вот то что я высылал до первой правки в самом начале как СВОЙ оригинальный текст.

" Бомба в тумане

25 мая в 4 часа 54 минуты 41 секунду по московскому времени в КНДР произошло сейсмическое событие искусственного характера. Первое что сразу многим бросилось в глаза это местоположение района этой сейсмической активности – ядерный полигон в районе горы Мантап.

Вскоре ЦТАК объявило об успешном проведении ядерного испытания. Это уже второе за последние 3 года. Первое было проведено в той же местности 9 октября 2006 года. Последний раз до корейских полноценные ядерные испытания проводили Индия и Пакистан в 1998. Однако не совсем верно сравнивать ситуацию с той, что была в 1998 с Индией и Пакистаном.

Тогда помимо сейсмического сигнала пойманного станциями по всему миру, были показаны по национальным телеканалам и видеозаписи с полигонов, а также были обнародованы плановые мощности взрывов. С КНДР же все с точностью до наоборот. И даже тогда был огромный разброс по оценкам степени успешности, по полученным мощностям взрывов, но тогда хотя бы были официально заявленные мощности, и можно было более или менее точно говорить об успехе или провале. Да и через какое-то время атомщики обеих стран в многочисленных интервью хвастались своими достижениями, индийцы – термоядом, а пакистанцы тем что испытали полноценную ядерную боеголовку, и благодаря им появилась конкретика. С КНДР же все с точностью до наоборот.

Это данные систем сейсмического контроля. Вообще основными методами регистрации подземных ядерных взрывов являются сейсмический и радионуклидный. Однако радионуклидный, способный расставить все точки над i, требует больше времени. Дело в том, что даже при отсутствии на поверхности следов при подземном ядерном взрыве через породу могут просачиваться в следовых количествах радиоактивные газы, такие как ксенон. Именно радионуклидные пробы подтвердили ядерный характер взрыва в 2006. А взрывы в несколько тысяч тонн обычной химической взрывчатки явление не такое уж и редкое.

Так КНДР провела ядерное испытание 9 октября 2006, а официальный пресс-релиз американской разведки о том, что взрыв действительно был ядерным обнародован только 16 октября /1/. Изотоп ксенон-133 был пойман специальным самолетом 11 октября. К концу октября были обнародованы и подтверждение со станции радионуклидного контроля в Йеллоу Найф в Канаде, а также южнокорейские данные, собранные на шведском оборудовании, срочно доставленном в страну после испытания./2/

С другой стороны, если взрыв произведен очень глубоко, порода плотная, взрыв относительно малой мощности, и система герметизации штольни сделана на высоком инженерном уровне, то с однозначным детектированием на больших дальностях могут быть проблемы.

А пока есть только сейсмические данные, но и этого не мало. Так уверено можно говорить о том, что толчки 2009 заметно сильнее, чем в 2006. Тогда мощность взрыва по большинству оценок была в районе 1 кт и ниже. Сейчас нижний порог оценивается в 2 кт, а некоторые оценки указывают аж до 30 кт. Большинство опубликованных оценок колеблются в районе нескольких кт. Да и по сути, спор идет между большинством оценок в несколько килотонн, или 10-30 кт. Это очень важный момент. Получены принципиально нормальные ядерные мощности.

По сообщению американского специалиста Зигфрида Хэккера, по его данным полученным от китайской стороны, корейцы в 2006 планировали испытание мощностью 4 кт. /3/ Других данных о плановой мощности у нас нет. Даже если результат составил около 20-25% от плановой, то это уже прилично. Тем более что с зарядами мощностью несколько кт есть свои технические проблемы с надежностью. Да и главное, что мощность ядерного взрыва превысила энергию химического взрыва, затраченную на перевод плутония в надкритическое состояние, на несколько порядков. Принципиально полноценный ядерный взрыв. И принципиальный успех, и неудача одновременно. Но уж точно не полный провал. Кстати и испытания Индии и Пакистана тоже по большинству оценок прошли с недобором к заявленным мощностям, в ряде случаев на порядок! /4/

Поэтому испытание 25 мая по всей видимости было работой над ошибками: доводкой заряда до требуемого уровня мощности, надежности, возможно и компактности. Намек на это есть в сообщении ЦТАК. Читаем!

«По требованию наших ученых и технологов, 25 мая 2009 года мы успешно провели еще одно очередное подземное ядерное испытание в качестве меры по всестороннему укреплению в республике оборонительных сил ядерного сдерживания.

Нынешнее ядерное испытание было проведено в безопасном режиме, на новой высокой ступени в плане взрывной мощности и техники контроля, и в полной мере решены технические проблемы повышения мощи ядерного оружия и развития ядерных технологий.»

Так что если до ума доводили этот заряд, то они вполне могли уже это сделать. О том что же именно там испытали можно только в принципе. Это плутониевая имплозивная конструкция. Вариантов реализации множества, и они зависят как от массово-габаритных требований, так и от имеющихся технических возможностей и изотопного состава делящегося материала. Попытаемся грубо оценить параметры. Ибо как известно чем больше мелких нюансов, тем больше поле для спекуляций и тем выше вероятность ошибки.

Различные открытые оценки колеблются от 2 (заявлено корейской стороной в июне 2008 года) до 6 кг (оценка Зигфрида Хэккера, известного американского специалиста в ядерной области) на испытание 2006. /5/ Наиболее вероятен промежуточный вариант 4-5 кг металлического плутония на заряд. Хотя, в крайнем случае, может быть и больше, но это если жертвуют совершенством конструкции и экономичностью ради скорейшего уменьшения габаритов. Например, вместо случая, когда сжимают деталь в виде плутониевого шара, могут использоваться менее экономные геометрические формы, но тоже способные привести при имплозии к взрывному энерговыделению, например цилиндр, полый цилиндр и т.п. Но тут уже начинается море нюансов и технических компромиссов между желаемыми параметрами. А что там точно никто сейчас не знает.

Сколько у КНДР может быть ядерных зарядов? Если переводить плутониевые запасы Северной Кореи в какие-то наглядные единицы, то здесь уместны исторические аналогии. Первые американские плутониевые заряды, и первая атомная бомба «Гаджет» взорванная на полигоне в июле 1945, и «Толстяк» сброшенный на Нагасаки использовали центральные плутониевые детали, содержащие по 6-6.2 кг плутония на один заряд. При тогдашних технологиях взрывного обжатия (использующих взрывчатые вещества 1940-х), тогдашних технологиях изготовления плутониевого ядра, нейтронного отражателя на основе обычного природного металлического урана, маломощного нейтронного запала это хватало на 20 кт в большой и громоздкой конструкции.

Однако по открыто опубликованным в середине 1990-х оценкам американских специалистов на осуществление ядерного взрыва мощностью в 1-5 кт, при использовании решений первого поколения ядерного оружия (значительное количество принципов реализации которых общедоступны) уйдет от 3 (+/- 0.5 кг) для 1 кт до 4 (+/- 0.5 кг) плутония для 5 кт. /6/

С другой стороны, первое индийское ядерное взрывное устройство использовало также 6 кг плутония, однако полученная мощность оценивается различными авторами от 4 до 12 кт. Поэтому можно поставить 2.5-4.5 кг как нижнюю границу корейской конструкции, а 6 кг как верхнюю. Оба варианта наиболее частые допущения, демонстрирующие границы в которых находится реальная цифра.

Оценка ISIS (Institute for Science and International Security, США). /7/

До испытания в октябре 2006 года КНДР могла располагать выделенным плутонием оружейного качества в металлической форме в количестве от 33 до 55 кг. Затраты на первое испытание оценены в 5 кг плутония. Итого ко второму испытанию было в запасе еще 28-50 кг. Если это была доводка старой конструкции, то еще минус 5 кг. Итого 23-45 кг плутония в наличии. Итого: от 4 до 9 таких зарядов.

Оценка Зигфрида Хэккера. /8/

Произведено и выделено от 40 до 50 кг оружейного плутония. Затраты на первое испытание оценены в 6 кг. Итого перед испытаниями могло оставаться от 34 до 44 кг плутония. Если это повторное испытание той же конструкции, то снова минус 6 кг исходя из теоретической модели. Итого у КНДР в наличии от 28 до 38 кг плутония. Итого от 4 до 6 подобных зарядов.

Оценка Юрия Юдина (директор Аналитического центра по проблемам нераспространения, Саров) /9/

Если из топлива был выделен весь наработанный плутоний, то КНДР может иметь в своем распоряжении от 38 до 60 кг выделенного плутония оружейного качества. Это оценка 2006 года, еще до испытаний. Итого по нижней оценке затрат плутония на один испытательный заряд получаем. Если самый мизер 2.5 кг – то на 2 испытания ушло 5 кг плутония, если по максимуму, в 6 кг – то 12 кг материала затрачено на 2 взрыва. Остается от 26 до 55 кг. От 4 до 22 подобных зарядов, последняя цифра практически неосуществима на практике. Исходя же из относительно консервативной оценки 4-5 кг на заряд, Северная Корея может располагать подобными устройствами в количестве не более 10. Если же используются затратные конструкции, то их 2-5. Известно ведь, что при изготовлении плутониевых деталей в любом случае происходят потери части материала в техпроцессе.

Так что арсенал хоть и маленький, но все-таки арсенал. Причем ядерный. А это уже серьезно….

Источники:


1. http://www.odni.gov/announcements/20061016_release.pdf


2. David Hafemeister. Progress in CTBT Monitoring Since its 1999 Senate Defeat Science and Global Security, 2007, Volume 15, pp. 151-183. Русская версия размещена здесь: http://www.tarusa.ru/~alik1/sgs/VOLUME15/NUMBER3/v15n3p1.pdf

Штефан Е. Южная Корея официально подтвердила факт северокорейского ядерного испытания. Сеульский Вестник. 26.10 2006. http://vestnik.tripod.com/novosti06/102601.html

3. http://iis-db.stanford.edu/pubs/21266/DPRK-report-Hecker-06-1.pdf

4. David Hafemeister. Progress in CTBT Monitoring Since its 1999 Senate Defeat Science and Global Security, 2007, Volume 15, pp. 151-183. Русская версия размещена здесь: http://www.tarusa.ru/~alik1/sgs/VOLUME15/NUMBER3/v15n3p1.pdf

5. N.Korea Plutonium Figures Vary http://english.chosun.com/site/data/html_dir/2008/06/30/2008063061008.html

Siegfried S. Hecker. The risks of North Korea's nuclear restart. 12 May 2009 http://www.thebulletin.org/web-edition/features/the-risks-of-north-koreas-nuclear-restart

6. Тom Cochrane and Chris Paine. The Amount of Plutonium and Highly-Enriched Uranium Needed for Pure Fission Nuclear Weapons. 13 april 1995. http://www.nrdc.org/nuclear/fissionw/fissionweapons.pdf

7. David Albright and Paul Brannan. The North Korean Plutonium Stock, February 2007. http://www.isis-online.org/publications/dprk/DPRKplutoniumFEB.pdf

8. Siegfried S. Hecker. The risks of North Korea's nuclear restart. 12 May 2009 http://www.thebulletin.org/web-edition/features/the-risks-of-north-koreas-nuclear-restart

9. Юдин Ю. Технические аспекты ядерной программы КНДР.// Ядерный контроль. 2006. Т.12, 1 С. 129- 141. http://pircenter.org/data/publications/YK_1_2006.pdf"

Думаю вы все поняли. То что я отправил ссылки, то это было заранее затребовано едактором дабы мои утверждение и выкладки были не с потолка.

С уважением к читателям, Владимир.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments